Rating@Mail.ru


Счетчики

Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100


Афоризм

В здоровом теле - здоровый стул!
Home География История татуировки в России
История татуировки в России
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Советскими археологами были найдены древнейшие в мире (эпохи неолита) печатки для татуирования тела с ромбическо-ковровым орнаментом, воспроизводящим естественный узор дентина (строения кости) бивня мамонта, и статуэтки, покрытые таким узором. Узоры, похожие на него, постоянно присутствовали в русской вышивке и применяются до сих пор. Подобный орнамент и статуэтки, им покрытые, а также штампы-печати (пинтандеры), пригодные для древнего бодиарта (росписи тела), были найдены на территории проживания праславянских племен (территория Триполья-Кукутени) и датируются временем энеолита. Энеолитическая трипольская культура оставила после себя помимо статуэток множество образцов керамической посуды, по которой можно судить о миропонимании древних земледельцев и мотивах в их искусстве. Подобные им, но со своими особенностями, керамические предметы были найдены и в Средней Азии. Каковы же мотивы рисунков, наносимых на тело? Большей частью это символы, посвященные тематике плодородия и солнечных культов.

 

Скифосакский период

Следующий этап развития татуирования на территории современной России связан с великим переселением народов и кочевыми скифосакскими племенами, о которых еще М. В. Ломоносов сказал, «что из всех прародителей народа русского скифы не последними были». Применение татуировок в железном веке подтверждается и историческими сведениями (сообщения Геродота, Страбона и Иордана) и археологическими находками Евразии (алтайские мумии и сходные с ними мумии Тарима). Последовавший ход развития татуировки отследить трудно, и основные ее следы приходятся на азиатскую часть СНГ (сообщения и находки гуннского и кырыгизского периода Алтая). Мотивы татуировок кочевых племен были основаны на тотемистической практике шаманизма, выраженной в уникальном «зверином стиле», распространявшемся от фракийских племен на Балканах до Дальнего Востока и Китая.

 

Монголославянский период

При выделении славянских племен из социума индоевропейцев имелось несколько обособленных очагов татуирования:

 

гетоскифский (западнославянский очаг, основу которого составляли мотивы иллирийцев, трибаллов, фракийцев и скифов),

скифосакский (центральноазиатский очаг, формировавшийся своеобразным нательным искусством массагетов и финноугров),

палазиатский (из которого вышел самобытный тюркско-монгольский обряд татуирования).

Однако в период великих походов на Запад, сначала Атиллы, затем многочисленных кочевых племен, окончившихся только в период формирования монгольской империи, отличия в татуировании значительно стерлись. А за триста лет татаро-монгольского ига на Руси общие мотивы устоялись настолько сильно, что выделение каких-либо этнических источников татуирования невозможно и по сей день. Можно лишь отметить, что татуирование к моменту образования Киевской Руси уже перешло из фазы этнической в социальную, дошедшее в этом качестве до начала возрождения искусства татуировки в 19-м веке, и служившее двум задачам — идентификации рода и клеймению преступников.

 

Средневековый период

В эпоху формирования Российской империи и ее бурной экспансии модификация татуировок проявилась в виде гербовых татуировок знати (дворян) и в способе наказания (речь идет о клеймении и насильственном уродовании преступников).

 

Как исключение стоит отметить: Петр I ввел обязательное татуирование солдат. На запястье резался крест, в него втирали порох и забинтовывали. Накалывали и личный номер. Варварская идея, зато распознавание погибших солдат в петровской армии было стопроцентным.

 

Нанесение клейма было реанимировано в екатерининский период: видимо, страсть императрицы ко всему китайскому (ведь именно ей мы обязаны «русско-китайскому» стилю в искусстве — палеху) распространялась не только на искусство. А период освоения окраинных территорий — колоний, как и во всем мире, дал дополнительный стимул к развитию татуирования.

 

Да и потом, уже в качестве моды, татуировка не обошла и Россию, хотя и тут у нее был свой, особый путь: с одной стороны, стойкая привязка к криминальной сфере, с другой — долгие годы абсолютного отсутствия информации извне и общения с зарубежными мастерами. Но, чего и следовало ожидать от русской находчивости, трудности только заставили мастеров татуировки быть изобретательными в творчестве. Коли больше негде взять, то они вынуждены были сами изготавливать инструменты, выдумывать образы и испытывать все изобретенное буквально на себе.

 

Мода на нательные рисунки, в основном на восточные японские мотивы, вошли в моду у представителей света и богемы. В России богемный бум был пресечен Октябрьской революцией. Ренессанс татуировки не заставил себя долго ждать — татуировка возродилась в тюрьмах и лагерях.

 

Татуировка в России в конце 19-го и начале 20-го веков начала входить в моду, а в «высшем свете» даже стала одним из признаков аристократичности, и тон в моде задавал императорский двор. Сам император Николай II во время визита в Японию «приобрел на теле» узор в виде дракона. Обзавелся татуировками и Великий князь Михаил Александрович. Спрос на нательные рисунки, главным образом на восточные японские мотивы, как эпидемия, моментально поразил высокопоставленных представителей власти и деятелей искусства. Уже в 1906 году в Санкт-Петербурге открывается первый салон художественной татуировки, искусство разрисовывания тела развивается и набирает обороты. Но всё, как гром среди ясного неба, вдруг прекратилось после Октябрьской революции. Тату сразу попадает в разряд буржуазных и вредоносных «пережитков царского режима».

 

Кстати, незадолго до октябрьского переворота на вооружении в спецподразделениях царской России был пулемет, стрелявший пулями, имевшими отсек для чернил. Эта крохотная емкость открывалась в момент прохождения пулей кожи вражеского солдата, и впрыснутые чернила оставляли на ней несмываемый след. Пулемет применялся для проверки меткости сотрудников. После боя (само собой, успешного) офицеры считали количество тел, отмеченных татуировочным пулеметом, и получали показатель эффективности их «работы». При достаточно низком показателе неудачно стрелявших самих подвергали этой «татуировке» (положение обязывает), таким образом отбирая элитных стрелков. Пулемет был снят с производства после 1917-го года по неизвестной причине.

 

После событий октября 1917 года вышла закрытая директива ВЧК, предписывавшая всех людей с татуировкой расстреливать. Запрет на татуирование не коснулся лишь моряков, цивильная татуировка же надолго ушла в подполье. Зато во всей красе проявилось творчество уголовных кольщиков. Возникла накожная тюремная тайнопись, с помощью которой знатоки могли передать и получить любую информацию.

 

В советский период российская татуировка как явление подвергалась гонению, а ее носители и создатели — преследованию, в основном из-за сформировавшейся в 1910-1930 гг. достаточно многочисленной асоциальной прослойки (так называемого «воровского сообщества»), с ярко выраженной иерархией и отличительными знаками в виде нательной графики. В 1937-39 гг. запрет на татуировку был узаконен, а нарушившим его грозило тюремное заключение. В последующих уголовных кодексах запрет на татуировку в России уже отсутствует. Возможно, послабление в отношении к ней со стороны власти произошло в период Великой Отечественной войны, в которой тысячи уголовников и других заключенных участвовали в составе так называемых штрафбатов и других подразделений Красной Армии. С войны вернулось достаточно много татуированных героев, и запрет на татуировку в Советском Союзе стал казаться абсурдом. Но дурная слава за татуировкой закрепилась прочно.

 

Среди особенностей, ярко и точно характеризующих традиционную советскую татуировку, можно выделить, что, как правило, она «творилась» так называемой «жженкой» (кирзовый каблук поджигается и коптится под стеклом, копоть снимается и растворяется в мыльной воде) или канцелярской тушью. Мотив же рисунка несет типичную смысловую нагрузку: место его хозяина в криминальной иерархии, или его отношение к органам государственной власти, или политическую подоплеку («бей жидов — спасай Россию»).

 

Также к разряду традиционной советской татуировке можно отнести и армейскую татуировку (изображение рода войск, года службы, части, группы крови, пули с мишенью) и морскую татуировку (якорь, чайка, любой морской мотив).

 

Отдельный период в истории советской татуировки занимает период Великой Отечественной войны. Эти изображения можно классифицировать как памятные и патриотические, а также армейские (в основном, морские).

 

Очередной всплеск популярности татуировки приходился на конец 70-х — начало 80-х годов. Он связан с развитием молодежных движений футбольных болельщиков в крупных городах Союза. Подъем популярности идет одновременно с развитием молодежных неформальных движений, который привел чуть ли не к массовой «татуиризации» молодых людей уже к середине 90-х годов. Акцентирование внимания определенной части населения — молодежи, представителей зажиточного слоя, творческих, в основном эстрадных, личностей — на художественном аспекте татуировки, в конечном счете, привело к образованию зачатков российской татукультуры. А уж они вызвали и открытие первых профессиональных студий в Москве, и проведение 1-й Международной конвенции.

 

Но особую роль, конечно же, играют воровские наколки. Особую — потому, что от нее часто зависит жизнь человека. Сейчас множатся салоны по нанесению татуировки. Никого не интересует, кому и какие «картинки» там рисуют. Газета «Гудок» рассказала жуткую историю. Парень во время службы на флоте сделал себе нескромную татуировку «черт раздевает женщину». Отслужил, женился. После свадьбы пошел на пляж освежить гудящую голову. К нему подошли несколько человек, познакомились, потом пригласили выпить, завели в укромное место, изнасиловали и зверски забили кирпичом. Несчастный не знал, что сюжеты татуировок с чертом и женщиной — на зоне удел самой униженной категории зеков — пассивных гомосексуалистов, или «опущенных».

 

Язык уголовных татуировок сейчас, пожалуй, самый понятный язык для всех наций Содружества, если не единственный. Не зря на него обратили пристальное внимание сотрудники правоохранительных органов.

 

Еще начиная с 30-х годов татуировки были вынуждены изучать, потому что они стали своеобразным орудием уголовного мира. Нигде зэки не были настолько сине-фиолетовыми, как у нас (конкурировать могли разве что японские якудза или воины китайских триад). Корни этого феномена кроются там же, где и корни всей тюремно-лагерной субкультуры. Еще пять-шесть лет назад криминалисты из Америки, Германии, Франции скептически относились к каталогам татуировок и снисходительно отказывались от информационной помощи в этом вопросе. Оказалось, напрасно.

 

СНГ благополучно «экспортировало» преступность в Западную Европу и США. В органах криминальной полиции многих стран создали «русские отделы», призванные бороться с «четвертой волной». В русских районах городов настала пора «отстрелов», и полицейские все чаще натыкались на трупы с характерной татуировкой или на расписанного с ног до головы грабителя, прошедшего «лагерные университеты» в России. Поневоле пришлось заняться «изобразительным искусством» криминального мира.

 

Наши не отказали в помощи. Всю информацию о татуировках сотрудники МВД РФ вложили в несколько иллюстрированных каталогов. Это издание хранилось и использовалось под грифом «ДСП» — «для служебного пользования». Лишь в начале 90-х несколько сотен татуировок предстали на всеобщее обозрение, появившись в массовых изданиях благодаря усилиям российских офицеров-криминалистов Бронникова, Болдаева, Дубягина и др., изучавших нательную живопись десятки лет и содержащих в своих частных коллекциях не одну тысячу рисунков и фотоснимков.

 

Татуировка на территории СНГ прошла все мыслимые ступени развития, но ее закрытость советских лет создала особенные, самобытные стили и традиции. Ведь, представляя собой огромный многонациональный котел, территория Евразии тысячелетиями вырабатывала единую культуру, вбиравшую в себя, как губка, многочисленные, разнообразные национальные вкрапления вместе с их обычаями и чертами.

 

Но сегодня, как никогда раньше и подобно тенденциям развития общности Запада, тату в России стала явлением массовой культуры: все, независимо от профессии, вероисповедания и материального положения, стали украшать себя экзотическими иероглифами, магическими знаками и орнаментами. Для мужчин тату — символ мужественности, женщины же видят в ней нечто загадочное и сексуальное. Одни хотят приобщиться к общей увлеченности, другие, напротив, видят в этом возможность обособиться. Несомненная популярность этого вида искусства среди знаменитостей только подогревает интерес широких слоев общества.

 

В России произошли существенные сдвиги в понимании и толковании татуировки. Давно используются цветные тату, все больше людей делают себе татуировки. Центром всего этого процесса как-то сам по себе стал Петербург — «окно в Европу». С конца 1990 х идет активный культурный обмен между Россией и Западом. Люди, получая подлинную, а не искаженную советской пропагандой информацию, все больше склоняются к мысли, что татуировка это все-таки не признак криминала, а вид искусства.

 

Тату-салоны есть в каждом районе столицы. А в целом по Москве их насчитывается уже более тысячи. По предназначению эти «предприятия» относят к индустрии красоты. Сегодня люди с татуировками — представители «племени тату», — живущие по всему миру, систематически встречаются на международных конгрессах по тату — как для демонстрации новинок тату-моды, так и для и обмена технологиями. В Голландии, Японии открыты музеи тату. В России этот рынок пока остановился на работе салонов, предлагающих как маленький рисунок, так и полноцветное «полотно» во всю спину. Кстати, стоимость от цвета деталей изображения не зависит. Не всегда она зависит и от художественной ценности. Всё дело в размерах. Татуировка со спичечный коробок в известных салонах стоит от 30 до 50 долларов, с пачку сигарет — 50-130. Всё, что больше и шире, — дороже. К примеру, разукрасить спину и перейти ниже — 1000-2000 долларов.

 

Столичные татуировщики работают по-разному. Редко — по традиционной полинезийской технике, когда на тело наносится контур рисунка, а мастер обмакивает в краску молоточек и наносит удары по линии. Острые зубцы гребня, прикрепленного к молоточку, вводят краску в кожу. Если узор сложный, то процедура проводится несколько недель. Способ нанесения тату машинкой, изобретенный в начале ХХ века в Европе, сократил время процедуры и предложил новые изобразительные возможности. Аппарат работает как швейная машинка, с той лишь разницей, что строчащая тату игла подвижна и, по сути, больше напоминает карандаш художника. Иглы одноразовые. В общем, всё легко и просто.

 

Перед началом работы мастер-татуировщик предупреждает клиента о возможных проблемах. Аллергии или какой-либо инфекции в хороших салонах получить практически невозможно. Но последствия татуировки могут быть и психологическими. А их комментарии бывают разными, как по тону голоса клиента, так и по набору слов.

 

Обычно они слышны в кабинете дерматолога: «надоела татуировка, помогите избавиться!», — или психолога, а в нешуточных случаях — и психиатра: «эта тату сломала всю мою жизнь!». Безусловно, с тату лучше не спешить. И украшать себя татуировкой лучше тогда, когда вкусы уже устоялись.

 

Так что стоит всё хорошенько обдумать. Ну а если уж очень захочется татуироваться — в салонах вам предложат множество вариантов. Например, тату, видимая только при специфическом освещении дискотек или только при соприкосновении с водой. Техника не стоит на месте, она, как и тату, тоже развивается.

 

Голосование

Сколько у Вас Tattoo на теле

Поделиться

Интересное...

QR адрес страницы

QR-Code dieser Seite